Другие записи

В современном мире интеллектуальная собственность может стоить дороже, чем газопроводы

Павел Катков, старший партнер юридической компании «Катков и партнеры», специализирующейся на защите интеллектуальной собственности, аудите и решении судебных споров, рассказал «Территории Про» о том, почему сегодня нематериальные активы и интернет-аудитория стоят дороже, чем газопроводы, и как пресловутое «Казнить Нельзя Помиловать» работает в актуальных реалиях зала суда.

На вопрос, какие качества нужны для того, чтобы стать успешным юристом - очень хорошая память, быстрота реакции - Павел отвечает, не задумываясь: «Сила слова!». Выпускник МГЮА имени О.Е. Кутафина, по второму образованию – экономист с дипломом Российской академии государственной службы при президенте Российской Федерации, которая сейчас называется РАНХиГС, он с детства был очарован профессией юриста.

От одной запятой в нашем деле может зависеть судьба человека, или судьба актива. Понимаете, вся дальнейшая жизнь будет зависеть от того, правильные ты слова употребил или нет, какие слова произнес, с какими согласился. То самое пресловутое «Казнить Нельзя Помиловать» прекрасно это иллюстрирует. В правовой профессии сила слова – главное.

Ваша компания существует уже десять лет, имеет большую сеть партнеров, федеральных и зарубежных, занимается защитой прав и интеллектуальной собственности. На чем еще вы специализируетесь?

Мы входим в ТОП-30 юридических компаний России, признаны одной из лучших юридических компаний в области интеллектуальной собственности, технологий и телекоммуникаций (ТМТ). Начнем с того, что у нас есть три больших направления. Первое – это юридическая фирма, юридические услуги, юридическая поддержка. Второе – это оценка, независимые оценщики. И третье – аудит (профессиональные сертифицированные аудиторы). Флагманским направлением является юридическая фирма. Она, в свою очередь, занимается тремя основными видами практик. Первое и главное направление -  интеллектуальная собственность. Особое внимание, как я уже сказал, мы уделяем TMТ.

Давайте уточним, что относится к сфере интеллектуальной собственности. С какими проблемами приходят к вам клиенты?

Тема интеллектуальной собственности очень широка: это и борьба с контрафактом, и вопросы товарных знаков, и защита технологий, в том числе, в тяжелом машиностроении, в биотехнологии, в медицине, в оборонно-промышленном комплексе. Это и потребительская продукция (товары народного потребления, продукты питания, товары легкой промышленности). Вся наша экономика – и российская, и мировая – все больше и больше становится брендированной. Вопрос интеллектуальной собственности сейчас актуален для всех, от банков до производителей кофе и воды. Это основное наше направление, мы давно и углубленно занимаемся этой темой. Я - преподаватель Российской государственной академии интеллектуальной собственности при Федеральной службе по интеллектуальной собственности «Роспатент». Наши эксперты участвовали в создании антипиратского закона, и я являюсь его соавтором.

У Вашей юридической фирмы есть еще два направления - это налоги и разрешение споров…

Интеллектуальная собственность является нашей специализацией, но клиенты много лет нас просили, чтобы мы открыли работу со спорами, потому что споры есть у всех. Как и налоги. Как правило, с подобными проблемами не очень хорошо справляется внутренний юрист компаний-клиентов. Внутренние юристы – универсалы, которые обслуживают именно коммерцию и производство. А налоговое право и споры, а тем более споры по действиям государственных органов, или уголовные дела по экономическим составам, конечно, им часто бывают не по зубам. Поэтому – налоги, интеллектуальная собственность и споры. У нас даже рифма такая есть: Катков и партнеры – ИП, налоги и споры.

Судя по тому кругу тем, который Вы обрисовали, в Вашей компании много сотрудников? Или коллектив небольшой, но сплоченный? Как Вы оптимизировали процессы?

Мы стараемся держаться в штатной численности порядка 20 человек. В нашей команде собраны ведущие ИП юристы, патентные поверенные, аудиторы, оценщики, налоговые юристы, а также эксперты и адвокаты, решающие задачи по досудебному (медиации) и судебному разрешению споров. Управляют компанией два основателя – я и мой брат Алексей.  Мы оба – юристы, вдвоем создали эту фирму и ее развивали. Средний штатный объем численности позволяет нам, с одной стороны, достаточно масштабно работать для больших клиентов – и российских (от Москвы до Новосибирска), и зарубежных. А с другой стороны, не «раздувать» огромную фирму, где из-за больших объемов начинает теряться качество работы. Такая «бутиковость» позволяет нам держать качество на определенном уровне и обеспечивать контроль проектов лично партнерами - мной или Алексеем. А это очень важно! Нам не хотелось бы из юридической фирмы делать эдакий «Макдональдс», когда бренд еще есть, а качества уже нет.

Расскажите о Вашей партнерской сети?

Это сеть юридических офисов, которые представляют наши интересы в регионах, отличных от Москвы. По России мы охватили все федеральные округа, в том числе, и такие сложные регионы, где проблемы контрафакта очень актуальны - это южное и дальневосточное направления (Урал, Сибирь). В каждом федеральном округе есть наш представитель. И клиент, работая с нами в Москве или Петербурге, может рассчитывать на юридическую поддержку в любом регионе России. За последние годы мы перенесли эту практику и на международный рынок. Сейчас мы можем с уверенностью сказать, что для любого нашего клиента мы можем решить правовой вопрос и в Китае, и в Соединенных штатах Америки, и в Великобритании, в Германии, и в других странах Европейского Союза и странах ближнего зарубежья. В странах, не входящих в ЕАЭС, например, в Прибалтике, у нас есть представители - люди, получившие юридическое образование и дипломы юристов по законодательству этих стран. Важно, что оценка юридических вопросов проводится не российским юристом, который как смог, так и понял какое-нибудь местное право и его тонкости, а местным юристом, который живет там, работает и досконально знает законы. Это обеспечивает самое высокое качество услуг для наших клиентов.

Очень основательный подход! Скажите, сколько времени ушло на то, чтобы все это построить? С чего все начиналось?

Компания существует более 10 лет. Усилия по построению международных и федеральных сетей – это вопрос последних 4-5 лет. Просто мы увидели эту потребность: часто клиенту в России бывает необходимо решить правовой вопрос на Дальнем Востоке. И неправильно будет брать «Желтые страницы» и искать там непонятную фирму, лучше работать со своими. Мы поняли, что интерес к международной и региональной работе есть, и выстроили такую вот структуру. Всех партнеров мы проверяем, со всеми мы заключаем договор о неразглашении и соглашения о временном представлении интересов, все партнеры принимают наши стандарты. Если качество работы партнера нас перестает устраивать, мы его меняем. Это живая система, которая поддерживает качество на высоком уровне.

Что касается происхождения нашей компании… На каком-то этапе я понял, что интеллектуальная собственность станет флагманом развития экономики, и не прогадал. Всем известно, что компания Facebook сейчас стоит в несколько раз дороже, чем наши сырьевые гиганты. Например, «Роснефть». В современном мире интеллектуальная собственность, нематериальные активы, интернет-аудитория может стоить дороже, чем недвижимое имущество, газопроводы, заводы по переработке топлива.

Каковы самые популярные запросы от клиентов, с которыми они к вам идут? Есть ли тенденции в вашем секторе, которые будут развиваться в ближайшее время?

Основной тренд, который мы сейчас видим, такой: если раньше компании фокус внимания направляли на то, чтобы заработать деньги – неважно, каким образом, то сейчас собственники все больше задумываются над тем, а правильно ли организованы их активы. Нас все чаще зовут провести аудит интеллектуальной собственности крупных IТ-компаний, например. Просят оценить, насколько эффективно построена внутренняя защита интеллектуальной собственности на конкретном предприятии. Внедрены ли регламенты для ее оформления. Какими документами они оформляются, и оформляются ли. Насколько все это устойчиво. А мы, в свою очередь, берем на себя труд оценить все это, потому что наша оценка осуществляется, как выражается Алексей Катков, «обратным счетом из зала суда». И он совершенно прав. Я его сейчас процитировал, потому что мы каждый день находимся в этом суде, и видим, как судьи к этому относятся. Эта оценка максимально практична, а не умозрительна. Это первый тренд – компании заглядывают внутрь себя, и смотрят, нет ли у них «мины замедленного действия». Не будет ли такого, что автор соответствующих разработок, разочаровавшись в своих отношениях с компанией, уйдет и заблокирует идеи. И это совершенно правильная тревога. Мы эту тревогу понимаем, прорабатываем и рассеиваем.

Второй тренд, который мы с радостью отмечаем: не только компании медийного сектора стали заботиться о защите своей интеллектуальной собственности. Если раньше, традиционно, ее принимали близко к сердцу только медийщики, кинокомпании, музыкальные компании, книжные издательства, производители программных продуктов, то сегодня и крупные промышленники, и производители продуктов питания, и все остальные смотрят на это более внимательно и ответственно, и не ограничиваются только защитой товарного знака. Они понимают, что и внутренняя система у них должна быть выстроена правильно, и что нематериальные активы могут занять достойное место в балансе компании и позволить правильно и законно работать с ее капитализацией. Ведь когда инвесторы будут оценивать капитализацию, это будут не только товары на складе, но и объем нематериальных активов.

Есть ли какие-то законодательные изменения, о которых было бы интересно рассказать, дать некий прогноз на будущее?

Как известно, сейчас непростое экономическое время - и у нас, и в мире. Слово «кризис» уже стало таким синусоидальным понятием. Кризис приходит и уходит, и вновь возвращается. В этих условиях, сокращающегося, снижающегося количества ресурсов, жизнь становится все более жесткой. Если вчера люди смотрели сквозь пальцы на оформление интеллектуальных ресурсов, то сейчас они относятся к этому более жестко, лучше знают свои права. Автор стал более просвещен, юридически подкован. Уже будет сложно ему сказать: «Ты у меня получаешь зарплату, поэтому я могу с тобой не оформлять права!» Автор может зайти в интернет, пойти к адвокату, может углубиться в вопрос и доставить компании серьезные проблемы. А автор есть всегда, у всего: у ядерных разработок, у мобильных приложений… У всего есть авторы, которые их создавали. Мой посыл заключается в следующем: не ждите, когда вам придется защищаться в суде. Лучше диагностировать и устранить проблему сейчас. Потому что, градус напряжения вокруг авторских прав и корпораций растет, и это может привести многих в зал суда. Не надо этого ждать, надо решать проблему заблаговременно.

Что является предметом особой гордости Вашей компании?

Конечно, мы любим всех наших клиентов и гордимся работой с ними. В рамках реализации проектов, «Катков и партнеры» эффективно взаимодействуют с ключевыми органами власти и общественными организациями, среди которых Федеральная служба по интеллектуальной собственности (РОСПАТЕНТ), Суд по интеллектуальным правам, Министерство культуры, Министерство связи, Министерство экономического развития, Государственная дума РФ. Совет Федерации РФ, Администрация Президента, Правительство РФ, Роспотребнадзор, Роскомнадзор, Федеральная антимонопольная служба, МВД, Прокуратура, органы ЕАЭС, ТПП РФ, МА «Антиконтрафакт», Лига содействия оборонным предприятиям и другие наши партнеры.

Особенно мы гордимся нашими GR проектами, т.е. работой с властью. Когда мы создаем правовую реальность в какой-то конкретной отрасли экономики многомиллионной страны, и в этой реальности отрасль будет жить, это подчеркивает важность работы и нашу квалификацию. Ну и сам клиент ведет себя не пассивно, а меняет мир к лучшему.

А неудачи бывают?

Они бывают у всех. Самое обидное, когда клиент при возникновении судебного спора пожалел денег, ресурсов и времени на первую инстанцию в надежде, что отыграется и покажет противнику на этапе апелляции. А на первой инстанции он поручил все это своему неопытному юристу, решил, что время у него еще есть. Мы призываем так не делать! Понимаете, принять решение проще, чем его потом изменить - в любой области. Апелляционные инстанции -  это работа по изменению уже сформировавшегося, устоявшегося, аргументированного судебного мнения. Это намного сложнее, чем прийти в первую инстанцию и работать там над формированием мнения судьи, приводить свои доводы, чтобы суд принял решение в твою пользу. Иногда мы видим, что клиент уже наделал ошибок, и изменить что-то крайне сложно, потому что в апелляции невозможно предоставлять новые доказательства и факты. Конечно, бывает очень обидно, потому что клиент мог бы выиграть, если бы мы начали раньше заниматься решением проблемы. Клиент мог бы выжить, если бы его вовремя начали лечить! Такие ситуации бывают, к сожалению, и мы в них действуем по принципу «I do my best» - делаем все, что можем. Но иногда получается, иногда - нет. Наш посыл – начинать лечение нужно как можно раньше. Не надейтесь, что если вы завалите дело в первой инстанции, то консультант спасет вас в кассации, апелляции. Мы, консультанты, может быть, даже и волшебники, но и мы не всесильны.

В заключение, что бы Вы пожелали предпринимателям – Вашим потенциальным клиентам?

Диагностика – ключ к успеху. Лучше провести аудит, выявить и устранить проблемы сейчас, чем кусать локти в суде, глядя как от вас уходят ваши активы. Будьте осмотрительны, не ждите проблем, а предупреждайте их, а мы вам в этом поможем.

Автор: Катков Павел

Поделиться
© 2019 Территория делового общения и консалтинга
Все права защищены